Категории раздела

Авиация, Армия, Флот [2]
Все ВУЗы (военные) советской эпохи, новости ВС, армейский юмор
Тайны планеты Сириуса [17]
Гипотеза о происхождении жизни на Земле
Победители! Они сражались за Родину! [2]
Биографические истории о ветеранах ВОВ
Седьмая печать Хаоса [25]
БОГИ НОВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ [68]

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Июнь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Рекламный блок

Женский журнал - "Ксюша"
Вс, 21.07.2019, 22:43
Приветствую Вас Гость

Библиотека

Главная » 2015 » Июнь » 28 » Седьмая печать Хаоса. Глава девятнадцатая
13:41
Седьмая печать Хаоса. Глава девятнадцатая

Глава девятнадцатая

Тишина благодатно растекалась далеко окрест. Изредка, щебетание пташек, где-то высоко в ветвях огромных исполинов, доносилось до слуха. Кто-то тихо шуршал в траве, вперемежку с опавшей сухой листвой, перебирая своими маленькими лапками, вынюхивая каких-нибудь насекомых.
    Мягко, почти нежно, подкрадывались к своей меньшей добыче, хищники покрупнее. на них в свою очередь с интересом взирали их бестелесные сожители – лесные духи, беззлобно наблюдавшие за многим происходящим в лесу.
    Удивительные цветы, встречались под ногами, поражая удивительной красотой. Наверное во всем лесу бы ни встретилось ни одного похожего друг на друга цветка. Тут же легкопарящие бабочки и, мерно и тихо гудящие пчелы -  трудоголики, опыляли эту цветочную красоту.
    и эту живую и живущую своей повседневной жизнью тишину, старался не нарушить, крепкий мужчина – воин, который легко-легко, несмотря на свое мощное телосложение, подкрадывался к спокойно пасущемуся, небольшому стаду оленей или похожих на них животным.
    Поступь его была настолько тихой, что не слышали, ни птицы моментально замолкавшие при какой-то опасности, ни те кто шуршал в траве, ни те кто охотился за ними, летающие насекомые вообще не обращали внимание на него, занятые своими заботами. только несколько лесных духов, совершенно случайно узревшие его, с интересом и некоторой опаской, поглядывали на него из своих убежищ.
    Ле-Кур, раз-два в неделю, обязательно выбирался поохотиться в лесу, обновить запасы в их новообретенном жилище, обживаемое уже в течении нескольких месяцев. По сути ему больше нечем было заниматься в этом мире, в который их завела судьба вместе с Туиредом. Так они и коротали время. Ле-Кур охотился, обязательно чем-то занимался по домашним делам и вечерами беседовали с магом, за сытным ужином. Иногда хотелось крепкого и вкусного эля. Однако готовить они сами пока его не могли, так как совсем немного времени провели в этом мире, а найти поселение людей пока не удавалось ни магу несмотря на его волшебную суть, который иногда даже в сердцах клял на чем свет стоит этот, по его словам никчемный миришко с его особенной магией, потому, что при помощи оной добиться чего-либо конкретного, в плане поиска поселений людей или кого-то еще, не удавалось, ни воину решившему, что самый простой способ найти то что надо, это вылазки далеко в лес и уж там точно какие-нибудь следы да объявятся. Довольно часто с ним соглашался Туиред, но подобных действий не предпринимал, больше все же полагаясь на магическую основу. 
    Однако пределу удивления Ле-Кура тоже не было. Чтобы Туиред и не мог при помощи магии обнаружить что или кого-либо? Такого просто не бывало. Да и сами миры, все без исключения, обязательно были населены какой-то разумной жизнью. Не встречалось таких, да и Боги постарались, чтобы в них никто не жил, не считая конечно животного мира.
    Потому Ле-Кур в своих охотничьих вылазках забирался очень далеко, чтобы все же найти хоть какие-нибудь следы деятельности разумных поселян.
    Вот и в этот раз он ушел от жилья очень далеко. Два дня пробирался по лесу. Начиналось утро третьего. Это были действительно новые для него окрестности. К местности вокруг их жилища он уже порядком привык и заучил. но и двухдневная вылазка не дала никаких результатов и воин решил поворачивать назад, отложив более дальний поход на потом. правда перед этим предстояло немного поохотиться, дабы подкрепиться в дорогу. Выходя из дома, он не собирался забираться так далеко, мысль об этом родилась уже потом. А добычу для запасов дома он добудет и поближе к нему. Благо живности кругом было вдоволь.
    Что-то из добычи поменьше он не усмотрел, потому приходилось охотиться на оленину, вернее похожих на них животных, мясо кстати говоря, которых на вкус ничем не уступало вышеупомянутым.
    Подкрадывался он практически незаметно и бедные животные ни о чем не подозревали. Тем более, что места были дикими и с людьми или другими существами у них встреч не было. Поэтому опасаться, что они сбегут с перепугу не стоило. Однако Ле-Кур проявлял сноровку везде и расслабленности не допускал, подбираясь как положено по всем охотничьим канонам.
    Оставалось преодолеть каких-нибудь несколько шагов, чтобы расстояние позволяло остроотточенному наконечнику с тонким свистом вонзиться в податливую плоть животного, когда одна из особей мирно пасущихся на небольшой прогалине, подняла голову и посмотрела на замеревшего при этом охотника.
    Вот тут и случилось то, что поразило и спустя мгновение обрадовало Ле-Кура.
    Издав резкое фырканье, животное опрометью рванулось в сторону и тут же вслед за ним, все остальное стадо.
    Воин конечно пустил стрелу, в спешке стараясь не упустить добычу, но видимо уже привычка к непуганности животных сыграло злую шутку. Естественно он промахнулся и тут же замер от осознания произошедшего.
    - Они испугались?! -  вслух не поверил сам себе Ле-Кур.
    Просто так зверье не боится человека!. Значит с таким двуногим хищником уже встречались и причем не один раз!? – мысли стали приобретать отчетливый, логичный и расчетливый характер.
    Напряженность моментально заполнила все тело. Человек превратился в тугую, сжатую пружину, готовую при первом же прикосновении развернуться. Для острастки, пристально оглядевшись по сторонам, он живо забросил лук за спину и поняв, что идет в нужном направлении, быстро зашагал дальше.
    Не задерживаясь нигде, находясь в постоянной готовности к действию, воин быстрым пружинящим шагом отмерял расстояние лесных чащоб. И уже где-то к полудню он напоролся на старые, но явные следы разумной деятельности. 
    Некоторые малые деревья, растущие в сени гигантов были вырублены и оставлены сохнуть дабы потом быть распиленными и собранными для топки печи. Кое-где трава видимо достигая порядочного роста, была скошена, несколько седмиц назад.
    Ле-Кур присел и легонько касаясь провел по скошенной траве рукой, будто по стриженным волосам. Прищурившись внимательно осмотрел окрестности. Шагах в десяти от него от него начинала виться, среди деревьев, несильно но протоптанная тропинка, словно зазывая древнего воина вступить на нее.
    Коснулся рукой травы снова, будто хотел что-то разузнать у срезанной, изумрудной зелени. Приподнялся, поправил и так безупречную амуницию и подошел к тропинке. Пристально глянул на нее, прислушался, словно ожидая от нее какого – то ответа. Аккуратно шагнул на легкими изгибами убегающую вперед дорожку. И далее уже быстро отмерял расстояние, оставив далеко позади выкошенную поляну.
    Но прошло еще довольно, много времени прежде, чем сквозь зеленоватую муть леса, стали проглядывать веселые искорки просветов.
    Здесь воин стал сбавлять темп ходьбы. Тропинка понемногу начала превращаться в проторенную, широкую дорогу. Вокруг все буквально веяло деятельностью мест обетованных.
    Подходя все ближе, Ле-Кур напряженно всматривался в расширяющиеся просветы и иногда, временами ему казалось, что он что-то сквозь них видит, хотя разумом естественно понимал, что до того момента, когда он что-либо сумеет рассмотреть между такими гигантами, которые росли повсюду, еще очень далеко. Но зрение старательно,  как бывало в таких случаях, обманывало и пыталось навязать этот обман сознанию, дабы ввести в заблуждение.
    Воин уже шел спокойно, по краю дороги, в любой момент готовый нырнуть в высокую траву, или раствориться за стволом дерева.
    Потихоньку солнечные пятна просветов расширились до порядочных размеров и теперь Ле-Кур в действительности наблюдал, впереди большое, открытое пространство, на котором виднелись крохотные пока еще постройки, а где-то за ними угадывались, строения побольше, что говорило не о поселении типа деревушки, а может быть целого города. Воин мог это рассмотреть только благодаря тому, что находился на некоторой возвышенности, которая мягко перетекала  в уютную долину. Он собирался уже выйти из леса, на открытое пространство, где невдалеке начинались колосящиеся поля, как вдруг в сознании заговорил голос.
    Ну и где же ты находишься? Снова бродишь где взбредет? Я же говорил тебе много раз, Ле-Кур, этот мир мы не можем просто так обследовать, как остальные. Проклятье! – уже возмутился в сердцах, Туиред, своим неудачным попыткам понять магическую суть этого мира, доселе пребывая в наставленческом волнении, ну прямо как заботливая мать.
    Не волнуйтесь, господин, со мной все в полном порядке! Я тут вроде как людей нашел!?
    Ты уверен – заволновался маг.
    Чего ж быть неуверенным!? Э, вон, впереди домики маячат. Если, Вы не
против, я тут немного поразведаю?!
    Стой! – послышался резкий голос мага. и на мгновение замолк, потом – Подожди меня. Я очень скоро.
    - Но как! Вы же... – начал было воин, как за спиной раздался уже голос вслух.
    - Вот так, мой дорогой Ле-Кур! – Туиред выходил словно из ниоткуда. Прямо из воздуха соткавшись за спиной воина. Лишь легкое колыхание воздуха можно было заметить вокруг его фигуры. – Я пока не могу определить, что здесь и как, и почему – улыбался старый маг, подходя к старому другу – И не могу перемещаться, незная местности. Но я могу разговаривать с тобой в любом мире, на расстоянии, если мы оба в нем, а это знаешь ли очень способствует перемещению на местности, мой дорогой друг!...
    Ле-Кур был изрядно удивлен, такому появлению волшебника, но это не омрачило радость от появления последнего. А маг уже не теряя времени подошел и похлопав дружески того по плечу заговорил вглядываясь вперед. 
    - Ну показывай своих людишек. Ага, вижу, вижу. Ну что же, мило, очень даже мило. Что предлагаешь мой друг?
    - Что тут сказать господин? Идти надо. А уж, что будет того не миновать. Так? – Ле-Кур встал рядом с магом, тоже усиленно всматриваясь вперед.
    - Мммдаа. Что верно, то верно. Ну хорошо вперед, как говорилось в одном из далеких миров, и с песней?! – он задорно посмотрел на воина.
    Ле-Кур очень редко видел мага в таком веселом и приподнятом настроении. Уже выходя вместе из леса и внутренней радостью щурясь от яркого солнца, он спросил.
    - В чем при чина проявления такой радости?
    Морщины на лице разгладились, когда маг повернулся к воину. Он вновь  улыбнулся и глянув на видневшиеся вдали строения проговорил.
    - Даже незнаю, признаться почему?! Но думаю иногда все же можно радоваться чему-то живому.
    - Мммм. – задумчиво промычал Ле-Кур. 
    - Что-то не так, Ле-Кур?
    Тот почесал затылок как-то неуверенно.
    - Как бы не особо и хорошо это.
    - Что? – недоуменно посмотрел маг.
    - Ну в смысле, разве мало вокруг другого живого? Например животные растения?...
    - Ах, ты об этом?! – успокоился Туиред. -  Дело , мой дорогой друг, в том, что скорее всего без них – он указал вперед – все равно не то… -  и опережая попытку воина, что-то вставить продолжил – Ну представь на мгновение, что мы с тобой остались одни на всем белом свете и понимаем, что кроме нас никого больше нет. Эдак ведь и с ума было б сойти не долго. Разве не так? – он глянул на воина.
    - Ну, незнаю. По мне, господин лучше бы без них.
    - К чему такие сакраментальные мысли? – поразился маг.
    - Сколько мы с вами уже за них же боремся? Не спорю не всегда результативно, но действенных и выигрышных боев у нас гораздо больше чем неудач. А итог? Почти никакой благодарности…
    - Ну да, ну да. Согласен. – с расстановкой начал объяснять в миг посерьезневший Туиред. – Но суть как раз и кроется в том, что мы с тобой не ждем благодарности, в любом ее проявлении. Они люди и все остальные не люди поймут или нет, не имеет значения. Важно лишь чтобы они жили.
    - Как и почему?... – наклонил голову Ле-Кур, смотря сбоку, словно в таком положении ему было удобней разглядеть что-то впереди.
    - Им, а не кому-то другому дано право жить вообще в этой бескрайности миров созданных ИМ. И дело даже не в том, что можем мы осуждать его за то, что он населил миры таким неблагодарным народом, а вероятней всего в том, что без них будет скучно и плохо, как мне, так и тебе, и всем остальным Богам и полубогам. Они живут. А судить за дарование им жизни и права жить вообще, мы не в праве. И ко-всему остальному, конечно ни ты, ни я незнаем, как нас сегодня примут, что было неоднократно, даже многократно, мы будем их защищать, потому, что ворвись в мир те кого от кого мы и бежим и защищаем и не поставь на их пути заслон, защищать будет больше некого и все наше дело вкупе с жизнью потеряет смысл…
    Ле-Кур слушал стиснув зубы. Все это он прекрасно понимал. И не только – знал. Но как же быть, когда в этой бесконечности битв, нет никакой поддержки со стороны совершенно непонимающих сути людей и остальных, а живущих своей жизнью и не думающих, что где-то ТАМ всегда есть опасность, которая только и ждет, чтобы нанести смертельный удар. Как им это объяснить? Ведь они даже не то, что не поймут, а даже не захотят слушать. Заодно еще и на смех подымут, дескать Что ты такое несешь? – посчитают умалишенным?!
    - Вот потому-то и надо их защищать Ле-Кур.  – внимательно посмотрев на своего многовекового соратника, проговорил маг.
    Воин понимал, что маг мысли его не читал, но видимо многое промелькнуло на его лице. Дальше в молчании, уже оба в спокойствии, которое как всегда было таковым лишь отчасти, ибо в мгновение ока могло смениться четким, молниеносными и смертоносными действиями, два друга продолжали следовать по дороге, по обеим сторонам которой стояли возделанные поля, да и строения ощутимо приблизились. В них уже довольно четко проступали контуры внушительных размеров города. 
    Легкий ветерок гнал лениво колышашиеся волны, по колосящимся, возделанным и готовым к жатве полям. Создавалось нереальное впечатление, ощущения себя посреди бескрайнего моря, где волны проносятся мимо тебя, ничуть незадевая. И лишь ветрок колышет твои волосы и овевает приятной прохладой. Да только сколько радости, в этой прохладе, если даже сам ветер здесь незнаком?! Потому дуновения этого – веющего в воздухе прохладного порождения, ксалось лишь спокойных, но в тоже время суровых лиц.
    Вскоре они заметили фигурки, занимающиеся своим одинаковым во всех мирах делом в поле. Однако поравнявшись с ними маг и воин собиравшиеся было заговорить, встретили только напряженное молчание. И что удивительно, за этим не пеоследовало никаких действий со стороны людей – а это были они. Насмотревшись на новоприбывших незнакомцев, они как ни в чем ни бывало продолжили заниматься своей одинаковой и каждый день одинаковой работой.
    Удивленные Туиред и Ле-Кур, в своих странствиях повидали довольно многое, но ни разу не встречали совершенно безразличного отношения, не только к их персонам, а к незнакомцам вообще.
    - И..? – коротко спросил натянутый словно тетива Ле-Кур.
    - Мммм… - прошамкал маг – странно. Очень странно. Ну… да ладно, идем дальше. В город.
    - А есть ли смысл? – прищурился Ле-Кур, разглядывая работающих людей.
    - Ну конечно же есть – тихо отозвался Туиред – в любом случае, мой друг, нам надобно туда. Надо и дело с концом. – улыбнулся он.
    Древний воитель довольно тяжело вздохнул.
    - Воля ваша, господин.
    - Ох уж мне эти воины. Везде им мерещаться опастности и враги.
    - Господин! – чуть укоризненно, но негромко возмутился Ле-Кур, можно было даже подумать что даже с некоторой опаской.
    - Ладно, ладно – поднял руки в шутливом образе вверх маг. – идем дальше!
Напряженное шествие продолжалось вплоть до первых построек на их пути. Здесь оживленность местного населения достигла более высокого уровня, однако отнюдь она не явилась каким либо проявлением в их сторону, а касалась лишь собственных нужд и забот, а на них как и прежде внимания не обращали никакого. 
А городские постройки уже сияли впереди во всем своем великолепии. 
Высокие городские стены из белого камня вперемежку с высоченными и массивными башнями, грандиозно широким кольцом опоясывали явно великолепный по своей красоте город. За стенами виднелись шпили изящных башенок, сходящихся к центру, уже я вляя только отдельные шпили, а целый ансамбль, в котором угадывались изящные парапеты, ротонды, колонны и многое то чем так славится вычурная, но в то же время красивая архитектура.
В самом центре огромного города высоко вверх взметались стены и башни в самом деле огромного дворца, видимо венец творения местных зодчих. Воображение оное конечно поражал изрядно. Ступеньками башен дворец стремился ввысь, заканчиваясь нимоверно высоким шпилем, буквально вонзающимся в голубой небосклон. Ну практически  в любимом стиле  сказателей и сказочников, только здесь еще добавлялся вкус, мощь, красота и великолепие. Дальше было видно, что дорога втекает в оживленный перекресток, по которому текли народ и повозки. А еще дальше широкая дорога проходила сквозь огромные ворота города, через которые в ряд могло поместиться на вскидку сразу около дюжины или более телег.
Даже с такого, изрядного расстояния было очевидно, что размер ворот просто огромен. Ну а высота стен опоясывающих раза в два больше, что навевало на мысли о некой циклопичности построек.
- Ты видел когда-нибудь что-либо подобное? – хмурясь спросил больше для проформы, нежели задал вопрос маг.
Внимательно смотревший вперед воин, задумался на мгновение, потом как-то неспеща ответил – Крепость Абурака?!
 - Ооо… - протянул маг – Может быть?! Но сдается мне, что там стены эдак раза в два ниже были. Хотя войскам в любом случае этого было достаточно чтобы убояться их высоты.
- Да и более того – никаким войскам, до тех пор пока не появились вы, господин. – ухмыльнулся Ле-Кур.
- Ну да, ну да. – живо согласился Туиред, потом вновь произнес с улыбкой – Может они строят такие стены, чтобы не казаться ущемленными рядом с такими гигантами? – он махнул в сторону леса.
- Кто знает? – быстро глянув назад отозвался Ле-Кур – в любом случае строительство таких вот громадин заканчивается одним – властелин жаждущий единой власти и так далее, и тому подобное. Но мне почему-то кажется, что причина в другом – он приподняв бровь посмотрел на мага.
- Твоим ощущениям я верить привык Ле-Кур – проговорил Туиред – но только для чего это все им. Мания величия? – задумчиво  бормотал он – ну ладно, ладно, там разберемся…
Город постепенно приближался разрастаясь на глазах и закрывая собой полнеба, взмывая стенами и башнями ввысь – вонзаясь в мягкое подбрюшье голубизны.
Перед самим городом расползаясь во все стороны, росли добротные домики от деревянных, до белокаменных, что очень сильно поразило старых друзей. По обыкновению за внешними стенами городов селились простенькие селяне не обладающие богатой мошной, чтобы отстроить солидные дома, тем более каменные. Здесь же кладок из камня было не в пример больше нежели деревянных срубов, что позволяло предположить довольно высокий уровень жизни местного населения.
Перед насаженными повсюду домами начинался перекресток широкого тракта, полностью заполоненного народом, повозками, навьюченными животными. Гомон стоял над дорогой, словно гул огромного роя пчел.
Смотря издалека на сходящиеся дороги можно было заметить как густота подходящих к перекрестку людей постепенно сходила на нет, по мере солидного удаления от него. Но люди стекались постоянно. Складывалось впечатление, что город открыт круглые сутки и вереница людей не убывает ни на мгновение.
Становился интересным тот факт, что выходящих из города было не в пример меньше, чем въезжающих в него. Куда они девались в таком огромном количестве – скрывали величественные стены.
Маг и воин остановились в сотне шагов от широченного перекрестка, рассматривая разношерстую людскую массу. Переглянулись. И зашагали прямо в нее. Спустя несколько мгновений гудящий, широкий людской поток поглотил двоих странников увлекая   к колоссальным воротам, невероятно огромного города. Все вопросы возникающие у них связанные с этим интересным миром должны были разрешиться там…
Здесь шествуя в бурной реке людей, они чувствовали себя достаточно комфортно. Никто не обращал на них внимания, не так как это было в колосящемся поле, где молчание людей было явно напускным. Здесь каждый был занят своим делом, своими помыслами, заботами. Кто-то по ходу шествия в последний раз поправлял вьюки на спинах животных, погонщики погоняли лошадей, подстегивая их идти быстрее, чувствуя окончание длинного пути, кто-то брел сам по себе, нагрузив свою спину тем, что явно собирался продать. Изредка мелькали силуэты почти таких же странников как и Туиред с Ле Куром.
Конечно, если вдруг кто-то и захотел бы сейчас совершить какую-либо пакость в их сторону, ему пришлось бы попотеть, так как в подобной толкотне, злодейское деяние можно совершить лишь подобравшись вплотную, либо совершить магическую атаку издалека, правда которую отбил бы в сей момент с легкостью Туиред, не забыв при этом ответить. Ну а за живое пространство вокруг них, по негласной договоренности отвечал Ле Кур. Ведь каким бы хорошим не был маг, он все равно мог бы и не успеть что-нибудь предпринять при коротком и молниеносном ударе кинжалом, но это мог отразить воин – прошедший не одну сотню сражений, чье мастерство не уступало мастерству мага в волшебстве, тем более, ч то и реакция и предчувствия были в воине отточены настолько, что вряд ли кто-нибудь сумел хотя бы, что-то предпринять, желай он покуситься на жизни двоих странников.
Огромные ворота приближались и их величию стали поражаться даже Ле Кур и Туиред видавшие виды. С такими колоссальными размерами, они еще не сталкивались. Не доходя около двух сотен  шагов до них приходилось задирать голову так, что она поневоле запрокидывалась назад, дабы увидеть конец возвышающихся стен. Самые высокие осаждающие машины с которыми они встречались, не достигли бы и трети высоты стен. Такие просто никаким штурмом не возьмешь. А тем более в этом убедились странники, когда вошли в гигантский проем ворот. Где-то через полторы – две сотни шагов заканчивался проем означавший въезд в город. К верху подняты несколько массивных решеток, где каждый металлический прут наверное был как ствол могучего дерева.
- Даааааааа ужжжшшшш… - восхищенно протянул маг. – на парапетах стен наверное можно дворец отстроить! Настолько они широки. Как считаешь? – ухмыльнулся он.
- Похоже на то…- согласно кивнул Ле Кур – Вот зачем только все же такая грандиозность? – он вертел головой рассматривая кладку стен и опускающиеся решетки.
- Не беспокойся Ле Кур, сдается мне скоро все узнаем. Высота и толщина стен конечно интересный факт, но не столь пока важный как то где мы вообще находимся.
- Согласен. – сумрачно проговорил воин – Чего уж там, подождем-посмотрим.
На время оба замолчали раздумывая над одним и тем же – каждый по-своему.
Что же они настолько олухи, что не понимают, что когда настоящий маг будет штурмовать город, то никакая высота стен не спасет?! Достаточно будет огненного ливня и все! Или у них своих, сильных мира сего хватает, что остается ожидать лишь банального и конечно же уже бесполезного штурма?! Не пойму. Бред какой-то, честное слово – размышлял Туиред -  А может здесь какой-нить, как сказал Ле Кур, новоявленный владыка, возомнивший себя местным божком?! Что ж, этот город  вполне в стиле подобного типа людишек. Такие очень любят возводить себе подобным памятники при жизни, стараясь как-то увековечить в памяти потомков. А там и до жертвоприношений в свою честь недалеко и до всяческого рода других изуверств. И все же странновато все это…
Глупо – чисто военным и стратегическим тоном внутри себя заявил Ле Кур. – вполне хватит нескольких сотен прекрасно обученных воинов, коих без особых проблем можно набрать из наемников, которые ночью словно тени, безо всякого шума преодолеют эти стены, сколь высоки бы они не были и спокойно перерезав всю стражу откроют ворота основным войскам. Хотя… вряд ли крупное войско сумеет укрыться где-либо поблизости, э вон, равнина кругом. Да нет, даже если армия будет скрываться в лесу, эти сотни сумеют удержать ворота до ее подхода, а там и городу крышка. Непонятно на что они надеются с такими стенами?
Никакая осада не может быть вечной – это и дураку ясно! Какой бы крупный город не был, провиант все одно закончится и уже тогда и стены не нужны будут, сам народ повалит наружу лишь бы не помереть голодной смертью или от рук оголодавших и готовых на многое сограждан… глупо и еще раз глупо…
Но постой- постой, не  к нам ли впереди стоящая делегация? – сузил глаза Ле Кур.
Ого – внутренне протянул Туиред – а вот похоже и наступило время ответов. Если конечно такие последуют – напоследок ухмыльнулся он увидев впереди группу человек из пятидесяти уверенно застывшую посреди прохода в город, правда совершенно не мешающую остальным входящим в него. Они встречали, если конечно по их виду можно было говорить о встрече, именно их двоих и более никого…
Но маг и воин не замедляя шага шли прямиком на стоящих посреди широченного прохода людей, делая вид, причем очень убедительно, что они их совершенно не занимают. По лицам обоих нельзя было и предположить, что подобное их смутило. Однако их поведение скорее начало смущать встречающих, о чем повествовало передвижение задних их рядов поближе к передним.
Странникам оставалось пройти около десятка шагов и они не сговариваясь решили пройти мимо собравшейся группы как ни в чем не бывало. Но таковым планам не суждено было сбыться.
- Вам здесь не место! – кратко и жестко бросил, по всей видимости, главенствующий во всем этом, ожидающем сборище.
Странники остановились в пяти шагах от группы и с интересом посмотрели на говорившего. Последний повторил.
- Вам нет места в городе!
- И почему же? – кисло спросил маг.
- Не важно – коротко бросил тот – Хода нет и все тут.
- Ответь, о главенствующий тут, - деланно напыщенно продолжал неуниматься волшебник – почему ты обратился именно к нам? Ведь здесь так много других людей?! Может ты нас с кем-то спутал?! Да и в чем кроется причина такового приема?
- Не виляй. И не пытайся выяснить больше чем, услышал – нагло стал отвечать главный. Однако было заметно по его глазам, что он довольно сильно нервничает.
- Но почему же. Я и мой товарищ не совершили ничего плохого, направляемся в город наряду со всеми, и вдруг такой прием, по неясной нам причине?! Как считаешь глубокоуважаемый, имею я право знать корень такого отношения?!
- Иметь то ты имеешь. Но я не имею права тебе ее объяснять. Еще раз повторяю, здесь вам не рады. И ты должен этим удовлетвориться – отрезал тот.
Маг стал внутренне потихоньку закипать.
- Я не удовлетворен, да и не собираюсь этим удовлетворяться. И ко всему прочему ты не счел нужным нас поприветствовать, как это делается во всей тварной вселенной,  не говоря уже о том, что не назвался и не дал этого сделать нам. 
- Это ни к чему,.. Маг Туиред. Нам довольно хорошо известно о тебе и твоем друге Ле Куре – бессмертном воине. А мое имя тебе совершенно ни к чему. Да и не даст оно ничего. Уходите.
Маг явно был шокирован. Мир который он не мог понять, удивлял его своей поразительностью все снова и снова, а на лице воина читалось такое же неподдельное изумление. Их знали и явно не по наслышке. По именам, и по большей вероятности, многим делам.
Откуда? Как? Может прочитали мысли? – шевельнулись и вступили в дело познающие заклятия, своими тоненькими, осторожными и невидимыми щупальцами исследуя природу такого шокирующего открытия. Мгновение и ответ пришел – волшебников среди встречающих не было.
Тогда, может быть какой-то другой маг издалека известил их о нас?- вновь попытка познающих заклятий, и вновь мгновенный ответ – пустота.
Этого не может быть! Они не могли из воздуха придумать про нас и попасть прямо в цель?! Бред. Невозможно! – заполошные мысли стали путаться, а глазами маг изумленно наблюдал как главенствующий глумливо ухмыляется, по-видимому прекрасно понимая неожиданное молчание странников.
- Не пытайся – донесся до мага голос – узнать как это простые горожане умудрились узнать о таких, далеко нерядовых, но впервые появившихся в этом мире странниках. Не выйдет, и я ничего не скажу. Достаточно будет того, что о вас обоих мы знаем и не по-наслышке. Примите это просто как факт. – он словно издевался над молчаливыми вопросами Туиреда и Ле Кура.
Да к черту все это. Знают ну и пусть. Сейчас мы попробуем другое. – начал основательно злиться маг. Взяв себя в руки и собираясь попробовать применить самое легкое боевое заклинание он услышал вновь опережающую фразу главы встречающих.
- И не надо маг, пробовать на нас свои заклинания. Поверь уж, у нас найдется чем тебя и твоего бывалого друга встретить. Не начинай.
- Это еще почему? – гнев начинал застилать глаза мага пеленой.
- Не стоит. Мы ведь только не разрешаем вам войти, но силу не применяем. – издевательски улыбаясь объяснял главный.
- А вот мы можем и посмотреть – спокойно вступил в разговор Ле Кур. – Вам меня не одолеть! – утвердительно сообщил он легко касаясь рукояти меча.
- Нам?! – он обвел руками собравшихся - Конечно! Но против тысяч и тысяч… хм, не устоять даже тебе. Случайные стрела или копье! – улыбка не сползала с наглого лица главного.
- Уж поверь, мне как раз неважно сколько вас будет, в любом случае погибнешь первым ты, а за тобой следом отойдут в мир иной твои сообщники, если вы попробуете что-либо против нас совершить – еще увереннее проговорил Ле Кур, с некоторым удовлетворением отмечая как наглая ухмылка стала сползать с лица говорившего. Такая перспектива его явно не устраивала, однако надо было отдать ему должное, он до последнего не собирался сдавать позиций.
- Погибну я или нет, вы все одно не пройдете внутрь города.
- Щщщщенок – прошипел маг – Мы ведь вас всех тут в порошок сотрем, ты и глазом моргнуть не успеешь и все твои колдующие приспешники тоже.
- Поверь Маг, я нисколько в этом не сомневаюсь, о силе твоего волшебства мы знаем, но вновь постараюсь повторить, у нас найдется чем встретить и дать должный отпор и тебе, и твоему сотоварищу. Пусть вы одни стоите множества армий, но нам вы ни к чему. Уходите!
Глупо начинать битву, бессмысленную тем, что в ней могут пострадать простые мирные селяне. – закончил он.
- Глупо вообще было с нами затевать разговор на пороге, если ты так печешься об их жизнях, тем самым провоцируя нас на эту бойню – ответил Туиред.  
- Согласен – гордо вскинул голову встречавший – но сути дела это не меняет. Вам надобно уйти. Либо… - он сделал еле заметный жест. В стенах открылось множество широких проходов, откуда живо потекли реки закованных в броню пехотинцев и копейщиков живо охватывая со всех сторон странников, и Туиред почувствовал незримое давление, на его все могущество колдовства, будто все льющиеся отовсюду потоки магии отрезали напрочь, а та что была придавили многопудовым грузом, под которым и не пошевелиться. Давление было настолько сильным, что его колдовские способности реагируемые на мысли не могли выстроиться до конца словно сбитые с толку и рассыпались прахом не успев начаться. С такой мощью магу еще не приходилось сталкиваться. Он не знал ни одного волшебника, который мог вот так вот запросто, в единый миг блокировать его возможности. Все о ком он слышал хоть мало мальски достойное его ушей, в подметки ему не годились. И лилась эта сила отовсюду, а не от говорившего, это был явно не он. Скорее он мог приводить эту силу в действие, но творить ее саму, да и заклинания познания еще в начале дали понять, что в человеке нет и малюсенькой сути волшебства. Она была сродни пресловутым негаторам магии, которые безуспешно пытались создать многие поколения волшебников.
Но откуда у них такое? – возникла единственная мысль.
Ле Кур неуловимым движением, едва заприметив распахивающиеся проходы в стенах, выхватил клинок из ножен, а вторая рука также мгновенно легла на перевязь метательных ножей. Запоздалое и испуганное  отшатывание говорившего с ними заставило теперь глумливо ухмыляться воина.
- Что ты теперь скажешь, мелкий человечишка? – зловеще прошипел Ле Кур – одно движение, взгляд, слово с твоей стороны и ты труп.
Панцирная же пехота за это время, совершенно не обращая внимания на действия и слова бессмертного воина, лихо охватила двоих странников в сплошное и металлически непроницаемое кольцо. Лес копейных наконечников заискрился в нескольких шагах от них. Но та часть, где находилась группа встречающих, осталась нетронутой.
По-прежнему говоривший с ними не предпринимал никаких действий, чтобы сдвинуться с места. Вид готового к бою бессмертного воина внушал ощутимый страх. Но об этом скорее всего знала только часть людей которая встречала их, иначе подорванная уверенность в действиях окружающих солдат, знай они кто перед ними находится, сыграла бы неплохую службу. Панцирная пехота и копейщики ждали лишь команды. Кто-то даже стал коситься в сторону говорившего со странниками, чувствуя, что пауза начинает затягиваться. Напряжение вырастало в разы, за прошедшие мгновения.
Туиред в эти мгновения конечно же пытался составить хоть какое-то из мощных боевых заклятий, но безуспешность всех попыток приводило его в бешенство. В конце концов совладав с собой и оценив разворачивающуюся обстановку он с расстановкой произнес.
- Остановитесь недоумки. Если кто-нибудь пошевелиться, сгорите заживо, не сходя с места. – непроницаемая маска уверенности на его лице говорила сама за себя.
И так замеревшие пнацирники застыли словно изваяния. Главный ошалевший от скорости Ле Кура, увидев непоколебимую уверенность Туиреда и прочувствовав ее на словах совсем перетрухал.
- Дайте нам спокойно уйти, раз уж вам не достает ума дать нам спокойно побродить по городу. Иначе здесь камня на камне не останется. – проговаривая это маг пытался что-либо создать в голове и неожиданно для себя понял, что те заклинания что послабее, выстраиваются как им и положено – мгновенно и легко. Конечно разнести огромный город в пыль или в единый миг сжечь до состояния золы не удалось бы, но устроить нешуточный переполох он бы сумел. Заручившись внутренне новым открытием маг зловеще произнес. – Ну так что, долго будем так стоять и пялиться друг на друга. Мы можем и обойтись и без вашего города, дайте просто дорогу и мы уйдем. Марать о вас руки мне совершенно неинтересно. Не будьте глупцами и расступитесь… Ну же…
Заметив как что-то промелькнуло во взгляде главенствующего здесь, маг решил что все разрешится хорошо. Однако эта ошибка повлекла за собой кошмар.
Маг решил было чуть расслабиться, считая что их спокойно пропустят назад. Наверняка они не настолько идиоты, чтобы гибнуть от рук тех о ком наслышаны в полной мере. Но как довольно часто случается – вожак либо по чьему-то приказу, либо по собственному, перепуганному разумению, вдруг скороговоркой что-то заверещал и воин с магом лишь молниеносно сообразили, что тот отдал команду к атаке.
Так и не назвавший себя по имени главарь не успел спрятаться за спины своих товарищей, хотя стремился к этому  с такой дикой прытью, что она удивила даже бывалого воина. Рука сработала гораздо быстрее чем голова. Метательный нож настиг вожака в тот момент, когда он закончил кричать и стал перемещаться за соратников. Рухнул он как подкошенный. Многие  из воинов окруживших мага и воина успели хоть мельком, но все же обратить на это внимание, что дало Ле Куру лишние доли мгновения для действий. 
Одним прыжком оказавшись возле копейных наверший он умудрился широким, рубящим движением клинка оставить у около двух десятков солдат в руках бесполезные палки. Те успели лишь перевести ошалелые взгляды с упавшего тела на обрубки в их руках. А Ле Кур уже завершал очередной замах меча и у соседней группы панцирников появился тот же результат, что и у первой.
Одновременно с ним Туиред привел в действие уже сложенное волшебство. То место где стояла группа встречавших их сейчас представляло вид разлетающихся в разные стороны трупов. Маг не стал их сжигать, замораживать или невидимым способом умервщлять, всего лишь толика невидимого удара, направленного сразу на всех и на некоторое время выбивающего дух.
Однако некоторым копейщикам хватило и того короткого времени, чтобы сообразить, что к чему и они начали действовать.
Ле Кур понявший что сейчас очнуться и остальные и новые копья окажутся в закованных в сталь руках, недожидаясь мощного сопротивления кинулся в бой.
Мгновения и послышался лязг оружия и тут же звуки падающих тел. Арбалеты в такой теснине было применять опасно, так как все норовило обернуться случайным попаданием в соратника, потому железные шеренги стали просто сжимать Ле Кура в кольцо, которое для любого другого само собой оказалось бы фатальным. Ног они пока совершенно не догадывались с кем им приходиться иметь дело. Первая же попытка остановить воина закончилась почти двумя десятками трупов. Что творил своим клинком бессмертный воин никто не понимал, но результат заставил внимать.
Маг тоже не стоял в бездействии. Его пальцы не сплетались в хитроумных жестах, рот не издавал зловещих фраз заклинаний, всего лишь та половина панцирников на которую он обратил внимание разом увидела рассыпающиеся в мертвый прах оружие в своих руках, а вслед за ним, последовали и доспехи, после чего с дружным и диким воплем кинулась прочь от «Великого мага». Он собирался проделать тоже самое с той половиной, в которой уже не на шутку начал расходиться его друг, как вдруг услышал совсем недалеко звуки рога, ничего хорошего не суляшие. А за это время бессмертный воин уже почти завершал свое дело с остатками панцирной пехоты по видимому так толком и не понявшей почему вдруг ее ряды так сильно поредели.
Туиреда очень заинтересовала новая угроза. Маг уже слышал грохот приближавшихся войск, на такое количество его заклинания не могли подействовать в один миг, лишь зацепить часть их. Он закатал рукава. Он желал завершить все по-хорошему, но судьба имела на то свои домыслы. Топот многочисленных ног приближался. Позади почти завершал свое дело Ле Кур… его меч был почти незаметен от вытворяемых им пируэтов и выпадов каждое мгновение валилось замертво сразу несколько панцирников. Ни дружное хаканье копьями, ни практически одновременные удары клинков, не могли хоть сколько-нибудь мало причинить вред воину. Его клинок вдруг оказывался одновременно во всех местах, вначале отбивая выпады, а потом разя смертельно, чтобы солдаты более не смогли подняться. Броня была очень хорошей, но клинок словно и не замечал ее, пробивая и кромсая словно бумагу.
… До злочастного входа в город оставалось каких-нибудь три десятка шагов… Первая неудача  войти в город для Туиреда и Ле Кура оборачивалась продолжением. Проход быстро перегораживала железная стена многочисленной подмоги. Перед копейщиками высыпали  и присели на одно колено арбалетчики, живо наставив оружие на новоявленных странников, из которых один стоял спокойно смотря на них, а второй завершая невероятный выпад выпрямился во весь рост и даже не запыхавшись встал рядом с первым.
Шеренги арбалетчиков чего-то ждали. Вероятней всего вновь ожидали команды. Только неясно было чьей.
Разметанные тела встречавших их потихоньку начали подавать признаки жизни. Зашевелились, застонали. Стали подыматься, ошалело и с опаской смотря на мага и на картину трупов за его спиной. Живо собравшись в кучку, они схватив тело своего главного стали потихоньку отходить за готовые броситься в бой шеренги солдат. 
- Ну, что Ле Кур? Готов лишний раз преподать урок?..
- Что же делать если некоторые недоумки, не проявляют достаточного уважения и гостеприимства.
- Да уж не задалось так не задалось… - Туиред сомкнул руки и хрустнул пальцами, больше для видимости нежели для работы…
Ле Кур уже стоял в пружинящей боевой стойке.
Негромкий хруст пальцев мага словно послужил сигналом для почти полуторатысячного войска перекрывшего дорогу гигантского прохода.
Послышалась короткая команда, шедшая явно от оклемавшейся кучки, так неудачно встретившей их.
Как один раздались щелчки арбалетов и мощные стальные болты, способные пробить стальной доспех навылет, не говоря уже о живой плоти, пустились в свой смертоносный полет…

Категория: Седьмая печать Хаоса | Просмотров: 358 | Добавил: 000 | Теги: лесные духи, гигантский проем ворот, окончание длинного пути, огромные ворота города, щебетание пташек, протоптанная тропинка
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]